Соседи по даче

Инструкция по войне с дачными соседями

К сожалению, с соседями не всегда удаётся создать тёплые и дружественные отношения. Особенно если речь идёт о ваших дачных участках. Земля, деревья, общий забор – это лишь капли в море возможных причин взаимной неприязни и возникающих конфликтов.

Идеально, конечно же, найти способы примирения и жить дружно, но всегда должны иметься и запасные варианты на случай вынужденного противодействия. О них и пойдёт речь в данной статье.

Противостояние с дачными соседями

Дачные споры с соседями в значительной мере отличаются от аналогичных конфликтов в многоквартирном доме. Если в городе основными проблемами чаще всего выступают шум и опасность затопления, то в более природной обстановке обычно недопонимания связаны, как мы уже отметили выше, с межой, растущими в её близи растениями на дачном участке и стоящими постройками.

Давайте разберём возможные причины более подробно, чтобы вы могли быть уверены в своей правоте:

Основные «камни преткновения»

Перед тем, как навредить соседу по даче, взвести внимательно вес его прегрешения, в качестве которых могут выступать следующие обстоятельства:

  1. Захват вашей земли. Это одно из наиболее наглых и противозаконных действий, которые могут быть направлены против вас. И тут даже не следует задумываться над тем, как напакостить соседям по даче, просто берите в руки документы и идите в милицию.

Совет: в случае земельных споров рекомендуется сразу вызывать специалистов с оборудованием, позволяющим точно отметить границу вашего участка согласно документации.
Так вы раз и навсегда решите данную проблему на законном основании.

  1. Близкое расположение растений и построек. Основной проблемой здесь выступает возможное наличие тени, которая станет мешать развиваться растительным культурам вашего участка. В связи с этим существуют общие нормы удаления объектов от общей границы:
Объект Разрешённое расстояние до забора
Куст 1 м
Дерево 3 м
Постройка От трёх метров в зависимости от огнестойкости используемого строительного материала

Но также не стоит забывать, например, об орехе, вытесняющим любые деревья в радиусе всей своей кроны, которая может достигать с годами внушительных размеров, или о кустарниках с огромной корневой системой, способной сделать обширный участок земли непригодным для огорода.

Постройки могут иметь такое назначение, что станут прибежищем для крыс, которых трёхметровая дистанция не остановит от кочевания в ваши земли. Вот такие «сюрпризы» уже вполне заслуживают справедливого возмездия, которое можно осуществить своими руками.

  1. Выброс мусора на ваш участок. Если у вас нет свидетелей данного нарушения или вещественных доказательств вины соседа, но вы точно уверенны в ней, то выход один – взять правосудие в свои руки.
  1. Хамское поведение, пьяный дебош, наличие агрессивных животных без должного присмотра – всё это также может оказаться достаточным поводом для начала противостоянию ваших участков, из которого лучше выйти победителем.

Ведение войны

Цена поражения – это как минимум отсутствие покоя, поэтому стоит побороться за своё «место под солнцем» с проблемным соседом. Но и переусердствовать с этой затеей, опускаясь до криминала, тоже не следует.

Итак, как отомстить соседу по даче:

  1. Близко растущую у вашей границы растительность можно уничтожить путём опрыскивания её сильными гербицидами или поливки селитрой. Рост саженцев нарушится, а в дальнейшем они и вовсе засохнут. Преимущества такого метода:
    • высокая эффективность;
    • простая инструкция реализации;
    • полная анонимность, хозяева не догадаются о причинах гибели их растений.

Совет: во время применения данного способа вредительства обязательно используйте индивидуальные средства защиты, чтобы предотвратить попадание яда на кожу и слизистую.
Иначе эффект будет печален и для вас.

Подойдут следующие препараты:

Название Особенности
Торнадо Универсальный гербицид сплошного действия идеально подходящий для уничтожения молодых саженцев
Торнадо бау Продаётся в специальных флаконах-опрыскивателях, прекрасно справляется с обработкой прилегающих к забору кустов
Агрокиллер Высококонцентрированное вещество, позволяющее успешно бороться даже с мелкими деревьями
  1. Высокое дерево, загораживающее значительную часть вашего участка от солнечного света, обычное опрыскивание не уничтожит. В этом случае поможет медный гвоздь, забитый в древесный ствол. Но в этом случае придётся преодолевать забор от соседей на даче, что потребует придельной осторожности.
  1. Шумные гуляния и пьянство поможет предотвратить обыкновенная пачка дрожжей. Подкиньте их в уличный туалет и, желательно, съездите к кому-нибудь на некоторое время в гости. Дрожжи, взаимодействуя с находящимся в дачной выгребной яме субстратом, начнут увеличиваться в объёме и распространять зловонный аромат, что, несомненно, сделает проведение дальнейшего увеселительного мероприятия невозможным.
  2. Если же соседи уделяют чрезмерное внимание вашей личной жизни, то отвлеките их другими заботами. Напишите объявление в газете, на форуме или специальном рекламном сайте следующего характера: «Продам дачные дома из блок контейнеров дёшево!», и укажите реквизиты нарушителей вашего права на уединение. В ближайшее время им станет не до вас.

Но… лучше, конечно, дружить!

Совет: для составления объявления рекомендуется использовать более точные и завлекающие данные.
Так оно станет гораздо эффективнее.

  1. Аренда дизель генератора для дачи или использование длинной переноски позволит вам комфортно расположить сильный источник света в виде прожектора вблизи границы ваших территорий по направлению к соседскому дому. Так вы «убьёте сразу двух зайцев»: и напакостите, и предотвратите посягательства на вашу собственность.

Мы с вами рассмотрели некоторые способы, описывающие, как достать соседа по даче. Смекалка и воображение помогут вам их разнообразить и усовершенствовать.

Но при этом необходимо помнить, что «худой мир лучше доброй ссоры», и в первую очередь стараться решить все разногласия путём переговоров. Если же дипломатия оказалась бессильна, то «выкапывайте топор войны» и защищайте свои интересы менее вежливыми, но зато действенными приёмами.

Видео в этой статье ознакомит вас с дополнительной информацией. Будьте внимательны, осторожны и гуманны во время проведения антисоседских операций.

Шумные соседи: решаем проблему

Сегодня мы поговорим о том, как эффективно бороться с шумными соседями. Если после прочтения статьи у вас останутся вопросы, вы всегда можете воспользоваться бесплатной консультацией наших специалистов.

Когда нельзя шуметь в квартире?

Сразу стоит отметить, что на сегодняшний день в РФ нет единого закона «о тишине», который бы регулировал вопросы обеспечения тишины и покоя граждан во всех регионах России. Все полномочия по решению проблем с шумными соседями переданы региональным властям, которые определяют временные рамки по своему усмотрению.

Относительно недавно законодательными органами на высшем уровне был принят федеральный закон № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», включающий в себя раздел о тишине. Однако четкого ограничения допустимого уровня шума и временных границ в этом нормативном акте, к сожалению, нет.

Вы наверняка слышали, что по закону нельзя шуметь в квартире в ночное время. Но что подходит под это определение? Расскажем на примере Москвы!

Итак, согласно Закону г. Москвы от 12.07.2002 N 42 «Об административной ответственности за нарушение покоя граждан и тишины в ночное время в городе Москве», не допускается нарушение покоя и тишины граждан в период с 23:00 до 07:00.

Какой именно шум недопустим в ночное время? С точки зрения российского законодательства «шумными» считаются любые действия, которые мешают соседям отдыхать и сопровождаются звуками громче 40 дБ в дневное и 30 дБ в ночное время.

Например:

  • Громко работающие телевизоры, радиоустройства и другие звуковоспроизводящие устройства;
  • Игра на музыкальных инструментах (пианино, скрипка, барабаны и т.д.);
  • Пиротехнические работы (исключение – ночь с 31 декабря на 1 января);
  • Крики и брань;
  • Громкая музыка или пение;
  • Свист;
  • Все виды ремонтных работ.

Что делать, если соседи шумят?

Прежде чем пускать в ход «тяжелую артиллерию» и писать официальные жалобы во все возможные инстанции, мы рекомендуем попробовать договориться с проблемными соседями.

Вполне вероятно, что люди просто не догадываются о том, насколько хорошо слышен соседям их телевизор или шум стиральной машины. В некоторых случаях простого разговора оказывается достаточно для решения проблемы. Если же этого не произошло, и соседи продолжают систематически шуметь в неположенное время, при следующей беседе стоит упомянуть о своем намерении обратиться в полицию.

Куда жаловаться на шумных соседей?

Если попытки урегулировать конфликт мирными способами не увенчались успехом, вы можете:

  • Вызвать полицию. При выявлении нарушений в отношении шумных соседей будет возбуждено дело об административном правонарушении.
  • Обратиться за помощью к участковому. Согласно ст. 20 ЖК РФ, именно на него возложена обязанность осуществлять жилищный надзор, вне зависимости от того, в чьей собственности находится жилище.
  • Обратиться с жалобой в ЖЭС. На основании вашего заявления представители жилищно-эксплуатационной службы должны провести с шумными соседями профилактическую беседу. Если разговор не принесет результата, ЖЭС сможет начать подготовку документов в суд.
  • Обратиться с жалобой в СЭС. После регистрации жалобы к вам должен явиться специалист, который замерит уровень шума и составит акт (СанПиН 2.1.2.2645-10).

Как написать жалобу на шумных соседей?

Для того чтобы увеличить шанс привлечения проблемных соседей к ответственности, в своей жалобе вы должны указать:

  • Ваши ФИО и контактные данные (место жительства, телефон, адрес электронной почты);
  • День, время и место нарушения;
  • Данные лица, которое нарушает правила проживания;
  • Данные соседей, которые могут подтвердить ваши слова;
  • Ваши требования.

Обратите внимание! Если у вас есть аудио- или видеозаписи, подтверждающие нарушение, их следует обязательно приложить к жалобе!

Серега — мой дядя, жилистый, быстрый, загорелый, в синей клетчатой рубахе и потертых джинсах, в темных очках. В уголках глаз насмешливые морщины. Он напоминает мне Сталлоне из древнего фильма «Кобра». Особенно когда легко и изящно держит руль одной рукой, в уголке рта зубочистка.

Под колеса его «китайца» убегает трасса.

— В Москве? — говорю я. — Это когда ты ноги сломал?

— Ага.

Мы едем на большуху. Теперь так почти не говорят, а для старых северян были Север, где нужно было работать, и Большая земля, «большуха», куда потом можно было вернуться. Но многие так и остались в Вартовске, в городе, отсыпанном на песке. Север, он затягивает.

Вот был случай.

Арендовали однажды у нас экскаватор, в Радужный ехать, я водителем.

Приехал. Что делать нужно? — спрашиваю. Мне говорят: грузи банки. Я говорю: как грузи? Я же экскаватор. А мне: ковшом грузи.

Раньше такие консервы были. Селедка Иваси. Вкусные. Дефицит, сейчас не достать.

Так вот я эти банки ковшом зачерпывал и грузил в самосвалы. Три самосвала нагрузил, и вывезли на свалку.

А там банки — раздувшиеся, некоторые вообще как железный шар.

Этот бизнесмен, хозяин взял где-то партию «Иваси» и поставил их себе в магазин. За бешеную цену. Допустим, взял он их за десять рублей… я так, условно говорю… десять рублей. А продавал в своем магазине — за двести рублей. Понимаешь? Куда это годится? Вот взял ты за десять, поставь цену двенадцать рублей или пятнадцать. Человек, работяга зайдет к тебе в магазин, увидит и возьмет, попробует. Я возьму. Но торгаш не хочет десять или двадцать процентов прибыли. Он хочет сразу сто процентов! Двести процентов!

И ни на копейку не снизит цену, даже если никто брать не будет. Вот ты представляешь, сколько такие консервы хранятся? Не месяц, не два. Годы! А там банки раздуло до шара. Представляешь, сколько времени прошло?

Серега качает головой, не отрываясь от дороги.

А я ему говорю: я их три самосвала нагрузил.

А теперь представь. Много лет эти банки стояли в магазине и лежали на складе у этого бизнеса, а он вместо того, чтобы снизить цену, все ждал свои двести процентов прибыли. Он в уме уже все посчитал, сколько получит, и уже не мог себя обделить. Жадность. Вот это — барыга.

Представляешь, сколько это стоило? Экскаватор заказать из другого города, самосвалы арендовать, свалку оплатить… Деньги огромные. Да и сами консервы когда-то денег же стоили, еще склад под них держать. Годами!

Нет, не понимаю я.

— Барыги, — Серега выговаривает это слово с презрением. — Я их много в Москве повидал.

— А ты был в какой бригаде?

— В …кой.

Из-за грохота обогнавшего нас дальнобоя, я не расслышал.

— В солнцевской?

— В коптевской. И не в бригаде самой, а при ней, водителем. Мы с Коротким жили за городом, там коттедж снимали специально для нас. С нами еще жили три молдаванина. Первый — мастер спорта по боксу, второй — мастер спорта по греко-римской борьбе, такой шкафчик два на два, кинг-конг, шея толстая, как бревно…

— А третий?

— Третий — боевик Леха.

— Мастер спорта по стрельбе?

— Да нет. Солдат, вояка. Он воевать начал еще с Афгана, да так и не смог остановиться. Во всех горячих точках был. Афган, Чечня, Югославия, потом Приднестровье. Даже в Африке где-то воевал. Он сам откуда-то из-под Кишинева, «герой Молдовы» под номером восемьдесят. Единственный из первой сотни, кто живой и без серьезных ранений. Остальные или мертвы, или инвалиды. Или умом тронулись.

— А он сам молдаванин?

— А он что?

— Адреналиновый наркоман.

— Ага, наверное.

— Зачем молдаване сидели на даче? Как боевики?

— На всякий случай сидели. Незасвеченные. Вот мы и жили там впятером в коттедже — хороший был коттедж, большой, с гаражом и садом. Территория огромная, везде сигнализация, камеры. Впятером жили — я, Короткий и эти трое.

— А Короткий как в бригаде оказался? — вспоминаю я. — Он же водителем был в Вартовске?

— В Вартовске, мы в одной бригаде работали, потом в Лангепасе. У него жена работала в Лангепасе. Он меня тогда и сманил — приезжай, да приезжай. А я тогда с первой женой развелся уже, и думаю — почему нет? Махнул в Лангепас. А потом Короткий в Севастополь собрался. Говорит мне — поехали. Солнце, море. Я и поехал, вместе с Ириной уже. В Севастополе хорошо было, ничего не скажу. Мы с Иринкой неплохо жили. Я фуры по горам водил.

— А как Короткий в Москве оказался? У коптевцев?

— Так его Боря, морской диверсант, позвал.

— Тот самый?

— Угу.

Я вспоминаю прежний рассказ Сереги — о Борисе, «барракуде» из отряда черноморского морского спецназа. Советский гражданский корабль проходит пролив Босфор — по международным правилам, а под ним идет наша подводная лодка, близко-близко, чтобы сигнал не разделялся. А вокруг подлодки — наши боевые пловцы, охраняют, чтобы турки мину не поставили или жучок, или еще что. И с турецкими боевыми пловцами схватывались, бывало. На поверхности солнце, сухогруз идет, флагом салютует, все ручками машут. Идиллия. А под водой кипит безмолвная схватка.

Боря несколько раз ходил через пролив, все проходило удачно. Но однажды Борю и еще одного пловца оглушили гранатой, они и всплыли вверх брюхом. Корабль прошел, остановиться не имеет права, а пловцов турки вытащили на берег. Товарища Бори сразу бросили в колею и проехали бмп-шкой. В назидание остальным. По международному праву пловцов наших там «не было», поэтому турки не церемонились. Этих людей не существует. Их нет.

Избитого Борю погрузили в грузовик и повезли в тюрьму. По пути Боря сбежал (или из тюрьмы уже? забыл). И с одним ножом, без денег и документов, через полстраны вышел к советской границе и вернулся домой. Рэмбо. Дольф Лунгрен из «Красного скорпиона». Ти был в спэцназэ. Я и тэперь в спэцназэ.

Он полковником, кажется, уже был, когда началась вся эта свистопляска с развалом СССР. Крым отдавали, флот делили, зарплату задерживали, полный швах.

И оказался в итоге Боря среди коптевцев. Мы бывшие спортсмены, а ныне рэкетмэны…

— Их там двое было, главных, в коптевской бригаде. Старший и младший, забыл, как их звали. А Боря при них. Вроде как третий человек в бригаде.

— Силовик?

— Ага.

— А как его фамилия, этого Бори? Я бы материал покопал. Интересно.

Серега смеется.

— Не знаю. Я даже не уверен, что он Боря. Он только при мне два раза паспорт менял.

— Ясно.

— Поселились мы в коттедже. С молдаванами сели водку квасить, а ночью я встал отлить — слышу, скрежет металлический. Я думаю, что это может быть? Вышел из дома. А там под домом гараж и мастерская. Я спустился вниз. А там этот Леха, боевик, топор точит. Искры летят. Представляешь? Темень вокруг, тишина. Я говорю: ты зачем топор точишь?

Он мне: да я просто спать не могу, а делать нечего. Я уже четыре раза обход сделал. А там территория — огромная. Вот представь, он ее четыре раза обошел, все проверил, — Серега усмехнулся. — Леха вообще ночью не спал.

— Только днем?

— Ага. Да и то, подремлет полчаса и все. Вполглаза.

— Понятно.

— Случай он мне рассказывал. Перестреливаемся Леха в какой-то школе. Приднестровцы наступали, пытались взять школу. Теперь полшколы молдавская, половина их. И перестреливается Леха с кем-то в коридоре, долго уже. Выстрелил рожок, тридцать патронов. И ждет. А тот, кто напротив, тоже выстрелил тридцать (Леха подсчитал) и тоже затаился.

А рожок у Лехи подпиленный. Пружина в магазине подпиливается, чтобы туда влезло еще два-три патрона. НЗ, короче. И у Лехи, получается, осталось два патрона. И вот тишина, оба ждут.

Потом тот, приднестровец, кричит Лехе:

— У тебя патроны кончились? Или тоже магазин подпиленный?

Представляешь?

Мы с Серегой смеемся.

— Леха понял, что там тоже человек опытный. Кричит, ты в Афгане был?

Ага, отвечает приднестровец, там-то там-то, вторая рота.

Э, говорит Леха. А я там-то и там-то.

Блин, говорит приднестровец после паузы. Так я тебя знаю! Ты Леха, да? А я Миша… или кто он там был.

— О, так это ты! Выходи, покурим, — говорит Леха. — Стрелять не буду.

Вышли в коридор, покурили. У обоих, действительно, магазины подпиленные. Поболтали, вспомнили Афган, общих знакомых, друзей.

— А чего, — говорит Леха. — Вы в эту школу вдруг ломитесь? Нафига она вам?

— Понимаешь, нам пятьдесят штук обещали, если возьмем ее к вечеру.

— Так там наемники что ли, воевали? — я удивился. Хотя чему тут удивляться?

— Само собой. С обеих сторон причем.

— …Так вот. Леха говорит: давай, я со своим переговорю, сдадим вам эту школу, а деньги пополам. Годится? Приднестровец: годится. Покурили и разошлись. Вечером приднестровцы начали штурм, молдаване постреляли для проформы и отошли. Деньги разделили, без обмана. А утром, опять же по договоренности, молдавская армия пошла на штурм и отбила школу. Так и воевали.

Я Леху спрашиваю: а как ты патроны считал? И у себя, и у другого? Откуда ты знал, что именно тридцать каждый выстрелил? Леха говорит: просто знал. Не могу объяснить.

Это для меня, — говорит Серега и качает головой. — Темный лес. Меня спроси, сколько патронов я выстрелил? Откуда я знаю? Хотя на охоту хожу постоянно. А он знал. Не думаю, что Леха врал. Когда придумываешь, надо на компанию рассказывать. Чтобы все ахнули. А он только мне рассказал — да и то, еле вытянешь из него. Ну что, попьем кофе?

Мы останавливаемся там, где останавливаются дальнобои, пьем растворимый кофе с сахаром и едем дальше. На такой диете Серега может работать сутками.

Палит солнце. Ветер теребит Серегины коротко стриженные волосы с сединой. Какие-то цыганские.

— Еще был случай, попал Леха в плен. И начали его расстреливать. Ополченцы подогнали бмп к стене жопой, открыли двери. Разложили закуску, нарезали сала и хлеба, водку разлили. Их трое было. А Леху поставили у стены. Он стоит и ждет. Ничего, говорит мне, тогда не хотел. Просто ждал. Словно пустота внутри. Так бы и расстреляли, но тут один из приднестровцев говорит: выпьешь водки?

И наливает Лехе.

Леха на негнущихся ногах подошел, взял стакан. Пока тянул руку, заметил нож, им закуску резали. Опрокинул стакан. Когда потянулся за закуской, схватил нож и…

Я его потом спрашиваю: а как ты их порезал? Их же трое было.

Леха: а знаешь, ничего не хотел. А водки выпил — представляешь, так жить захотелось!

Серега смеется.

— Выпил водки и жить захотелось! — повторяет он. — Вот Леха. Короче, сел он в бмп и поехал к своим. А там посты, все дела. Давай, короче, они стрелять по нему из всех стволов. Ладно, хоть гранатомета у них не было, сожгли бы к ебеням. Леха им уже кричит, белым флагом из люка машет.

— Бесполезно?

— Да нет, узнали наконец. Обошлось. Даже какую-то медаль дали за это дело.

— Однако. Рэмбо прямо.

Мы садимся в машину и трогаемся.

— А сейчас он где? Небось тоже где-то воюет?

Серега молчит.

— Леха всегда пластины дополнительные в броник совал. Тяжело бегать, зато надежней. Как-то его снайпер снял. Леха говорит: иду я и чувствую, что-то не то. Оглядываюсь — никого нет. Но чувство нехорошее. Я начинаю отступать, и тут — мелькнуло что-то. Я успел только дернуться, а тут вспышка и удар. Меня снесло. Я весь рожок в ту сторону выпустил — не знаю, попал или нет. Как в себя пришел, отполз в развалины. Болит все тело зверски. Потом в развалинах наши снайпера нашли. Мертвого. Зацепил я его все-таки. Синячище, конечно, был здоровенный. Но через месяц прошел. Главное, что жив. Пуля почти вторую пластину пробила.

— Повезло.

— Да, повезло.

Некоторое время мы едем в молчании. Серега обходит одну фуру за другой. Машина несется по дороге, плавно, легко. Серега перед выездом поставил новые газо-масляные амортизаторы.

— Вот ты про солнцевских спрашивал… — говорит он.

— Ну да. Вроде как одна из самых больших группировок тогда была.

— Мы с ними раза два пересекались, при мне.

— Разборки?

— Да не, какие разборки. Так, пересекались. Первый раз я пацанов вез, остановились на МКАДе, кофе попить. А там рядом тормознул автобус, он на Киевскую челноков вез. Там аэропорт рядом. Внуково, что ли? Все с баулами. Вова и говорит, это че? Почему они не платят? Пойду тряхну. Ему все пацаны — да брось, оно тебе надо? Вова: да мне просто скучно. Щас вернусь. Подошел к водиле, переговорил. Как это делается, это надо видеть, словами не расскажешь. Там выражение лица, жесты… ну, не передать. Вова вернулся. Сейчас будет, говорит.

И через десять минут подваливают два черных джипа. Солнцевские. Водила сбегал, сел на телефон, вызвал их. Вываливают шкафчики и к нам. Они, оказывается, с этих челноков уже процент сняли, и теперь их крыша. Давай нам претензии предъявлять. Кто такие, это наши овцы, мы их стрижем. Как услышали, что это коптевская бригада, понты сбавили. А потом вообще утихли. У нас-то серьезные люди, а это обычные «быки», для стрижки.

В другой раз у нас с ними была «стрелка». Мы из коттеджа каждый день ездили одной дорогой в город и останавливались в одном ресторане. И как-то нам там нахамили. Хозяин борзый, мол, у меня «серьезная крыша», все дела. А это солнцевские. Ну, зови свою крышу. Вызвали коптевцы их на «стрелку». Приехали серьезные люди с обеих сторон. И давай разговаривать. Ни разу не было при мне, чтобы кто-то в кого-то стрелял или еще что. Все решалось разговорами.

В общем, инцидент замяли. Солнцевские нам накрыли «поляну» — за счет хозяина ресторана, конечно. И сказали хозяину: ты был неправ, вот этих угощаешь бесплатно.

Так что мы каждый день в том ресторане завтракали и ужинали.

— Хозяин сам себя наказал, получается?

— Ага.

— А ты там грузовики водил?

— Не, большегруз только один раз. Мне в пару дали московского таксиста, он весь город наизусть знал. Представь. Молодой парень в общем-то, только вышел, отсидел десять лет, но до того работал таксистом, Москву знал — куда там навигатору. Без карты, чисто по памяти. Он рядом со мной сидит, а я как руки его. Он скажет влево, я кручу влево, скажет вправо — я кручу вправо. Так и ехали. Он говорит: вот здесь перестраивайся в левый крайний, сейчас гаи будет. И точно — я только перестроился, справа стоят. Не будут же они нас из левого ряда выдергивать? Они всегда здесь стоят, говорит парень. Хлебное место.

— За десять лет Москва не изменилась?

— Видимо, не очень.

— А обычно ты на какой машине ездил?

Серега пожимает плечами.

— На разных. Коптевские заберут машину за долги, поездят, продадут или отдадут кому-нибудь. Тогда разговор короткий был. Да и они чаще сами ездили, пьяные или нет, без разницы. А я молдаван возил или там юриста, куда скажут. В Нижний Новгород я много раз мотался. С молдаванами приедем и стоим, ждем в отдалении, пока пацаны там решают. Видимо, на всякий случай. Но ни разу этот случай не настал. И хорошо. Так что я только водителем был, ездил и все, без криминала.

— А с ногами что?

Серега усмехается. Кажется, ему приятно вспоминать это.

— Да по глупости. У нас, главное, с Коротким уже билеты на самолет были — до Симферополя. Завтра вылет. Мы приехали в гостиницу «Космос», туда Боря должен был со старшими подъехать. Мы его ждем. Пока ждем, сидим в ресторане, квасим. И вот Вова мне говорит: выгляни с балкона, приехал Боря или нет. Я выглядываю: нет, не вижу ничего. Темно. А напротив нашего здания — еще одно, чуть пониже, мы-то в центральном. Там как раз номер Бори. Я смотрю на стоянку — вижу, подъезжают две машины. Выходит Боря, еще пацаны. И идут в здание, где номер Бори.

Я кричу им — бесполезно. Не слышат. Кричал, кричал — вернулся.

Вова говорит, будь другом, сбегай в то здание, скажи, что мы здесь сидим. А я пьяный уже, говорю, нафига я буду бегать в обход? Я сейчас прямо пройду.

А там вроде террасы, нависает над соседней башней. И там тоже терраса наподобие.

В общем я, дурак, и прыгнул туда. Чудом ведь вниз не улетел. Обе ноги сломал. Лежу в темноте, а вокруг никого. Кричал — никто не слышит. Пару раз мимо люди проходили, парочки. Как услышат мой голос в темноте — сразу бежать. Только грохот по лестнице. Время такое.

Лежал, лежал, на балкон вышел Короткий, давай меня звать. Я ему кричу, я здесь. Где здесь? В другом здании. Ноги сломал.

И пришли они меня забирать.

Пацаны притащили меня обратно вниз, потребовали врача. Навели кипеш, короче. Тут и Борю вызвонили из соседней башни. Медсестра пришла, осмотрела мои ноги и говорит: пятки раздроблены, надо скорую, я ничего сделать не могу. Вызвали скорую. А пока она ехала, дура администраторша, молодая девка, увидела кровь, как меня тащат, и вызвала милицию. Решила, что тут убийство.

Милиция приехала быстрее. И давай паковать пацанов. Старлей ко мне подходит, я сижу в кресле. Мол, этот с ними? Вставай! А Боря говорит с подковыркой: да-да, забирайте, у него как раз обе ноги сломаны. Старлей аж в лице изменился. «Нет-нет», говорит мне, «Сиди». Еще бы — потом скажут, что в ментовке ноги сломали. Забрали пацанов. Они прежде чем уйти, свои барсетки мне поскладывали. Вот я сижу, как склад барсеток. И приходят главные коптевские. Старший и младший. Смотрят на меня и спрашивают, а где остальные? Я говорю: забрали их.

Идти можешь? Нет. Я скорую жду. Они меня тогда под руки взяли и понесли к себе в номер. Мужики здоровые. Принесли и водки налили. Чтобы нескучно было скорую ждать.

Скорая приехала наконец. Врач говорит: его надо в больницу. Младший: а куда лучше? Врач: в Склиф. Младший: поехали тогда в Склиф. Но я не на скорой поехал. Старший с младшим меня на своей машине везли.

Палата, врачи, рентген, все дела. Утром приехали Боря с Коротким, их отпустили из ментовки. Они взяли с собой молдаван — боксера и борца. Меня с загипсованными ногами — такие гипсовые сапоги выше колен, в машину на руках и в аэропорт.

Серега смеется воспоминаниям. Зубы белые, красивые.

— Очень смешно было, как меня эти два шкафчика на руках таскали. Весь аэропорт, наверное, озадачили. Кто это, мол, такой? Меня в медпункт, Вова с моими документами на регистрацию. К самолету меня на скорой привезли через все взлетное поле. Место дали впереди, у пилотской кабины. Там места много для ног, они в гипсе не сгибаются.

Сижу я, значит, и заходит этот…. Сиреневый туман… как его?

Серега щелкает пальцами. Я тоже не сразу вспоминаю имя, хотя лицо вспоминается мгновенно. Большой, седой. Поет хриплым голосом.

— Добрынин!

— Да, точно. Он как раз на день рождения летел к Шуфутинскому, вроде. Он увидел меня, говорит: сидишь? Я говорю: сижу. Он кивнул мне и зашел к пилотам в кабину. И там шу-шу-шу до самого взлета, болтал. Я только голоса слышал. Потом перед самым взлетом вышел, ушел на свое место. Можно было автограф взять для Ирки, но я не сообразил.

Прилетели в Симферополь. Командир вышел ко мне, спрашивает: скорую надо заказывать? Я говорю: ну, а как? Я ходить не могу совсем. Командир: понял. Так что и там везли меня на скорой до вокзала.

В Симферополе нас встречал на машине друган Короткого. Посадили они меня с Коротким, привезли в Севастополь. А тут как раз засада. Лифт сломался в тот день. И они меня вдвоем на девятый этаж.

Серега смеется.

— Звоним в дверь. Вот представь картинку: Иринка, она как раз беременная была, открывает дверь, а там две взмыленных пацанов, а на руках я с ногами в гипсе и с букетом. И улыбаюсь. Привет, говорю. Я вернулся. Как она меня тогда не прибила, не знаю.

Я еще год на коленях передвигался. Инка скоро родилась, мы потом вместе с ней ползали по квартире. На пару. Трехмесячный ребенок и я.

— Ничего себе. А потом?

— Короткий в Москву опять умотал. Я за руль сел, только ходить еще не мог. Потом Люда в гости приехала… Я ее на машине встречал, ноги еще в гипсе были.

Люда — это моя мама. Я помню, она тогда из Севастополя вернулась, была проездом через Москву. Я спрашивал: как там у Сергея дела? Мама передернула тогда плечами. Сказала нехотя: «Ну как. Нищета. Но Серега гордый, он не скажет. Ты же знаешь. Работы нет, а фуры водить он не может, с гипсом-то. Я как увидела их каморку, у меня сердце оборвалось. Поехала на рынок, накупила продуктов и детских вещей, привезла. Так он разозлился».

Серега ведет «китайца», это двухтонный пикап с движком два и три литра. Я знаю, что Серега может быть резким, в молодости он был резким, как удар в нос, особенно, когда выпьет. Сейчас он уже три или четыре года не пьет совсем, но спустя много часов дороги, на одном кофе и сахаре, он словно возвращается в молодость. Точно дорога дает ему опьянение, которого он давно лишен. Он снова резкий и опасный. Как Кобра из старого фильма.

— Люда говорит, чего ты тут маешься? Возвращайся в Вартовск, там работа всегда найдется. И через несколько месяцев, когда гипс сняли, я своих отправил поездом, а сам на машине своим ходом. В Вартовске работы много было…

Так закончилась эпопея гангстера Сереги. Судьба его сделала крюк от Урала до Дальнего Востока, где он чуть не попал в Суворовское училище (но это другая история), забросила обратно на Урал, затем армия, Хакасия, ревущие в ночи «ураганы» с атомными боеголовками, потом Нижневартовск, снега, бросок через полстраны в Севастополь, море, солнце, затем Москва, стрелки, пацаны, разборки, опять Крым, и снова Вартовск, город, отсыпанный на песке посреди болот.

Почти все, кто когда-то приехал на север, собирались вернуться на Большую землю. Некоторые вернулись. Но Серега остался.

Север, он такой. Затягивает.

А может, просто работы было много.

=====

Дисклеймер: любые совпадения с реальными людьми и событиями чисто случайны 🙂

В качестве иллюстраций: кадр из фильма Джона Ву «Светлое будущее» и фото «Нижневартовск после дождя, 1980е», автор неизвестен

Как грамотно бороться с наглым соседом (не мое)
(1 фото)

В качестве вступления сразу оговорюсь, что текст не мой. В ожидании рейса лазил по рунету и наткнулся на забавную историю. Решил поделиться в честь пятницы. Всем хорошего настроения)
P.S
Много букв.
«Началась вся эта история около месяца назад.
За стенкой моей квартиры «поселился замечательный сосед». Молодой парень, лет ему немного, количество лет примерно равно удельной массе мозга в его черепной коробке. Как говаривал наш командир взвода в далекие времена достопамятной моей службы в доблестных рядах внутренних войск :
«Рентген показал, товарищ боец, что Ваша голова болеть не может. Чему там болеть — это же кость!!!»
Так вот, этот мОлодец завел себе привычку включать на полную мощь музыкальный центр в плане послушать музыкальные радиостанции. Ну, слушал бы он «ВВС» или, на худой конец, «Немецкую волну» из Кёльна. Нет, он ставил «Радио Шансон» на полную громкость, причем делал это исключительно с 23:00 до 04:00. Уж не знаю, почему ему по ночам не спалось, и зачем ему требовалось такое музыкальное оформление…
Никому-то особо и не мешало его музыкальное пристрастие, потому что пока что это было НЕГРОМКО….
Но однажды… Однажды, выходя утром из квартиры, я узрел на лестничной клетке, возле мусоропровода, картонную коробку обьемом примерно с кубометр, на борту которой был нарисован супер-пупер могучий новейший музыкальный центр. Назовем его, например, «GNUSMAS-LJ4100». И сбоку коробочки таким игривым шрифтом строчка: «160 ватт акустической мощности». Что такое 160 ватт, думаю, обьяснять не нужно, этого хватит, чтобы и Тутанхамон проснулся в своеей гробнице.
«КАПЕЦ» -подумал я, и был прав.
Этой ночью песни в стиле шансон казалось, пелись мне прямо в уши. Как я вытерпел ее (ночь), не помню. Помню только, что в 4 утра кое-как заснул, а в 8 уже приперся на работу, и, ощупав себя, понял, что второй такой ночи я просто не переживу.
Но не был бы я радиолюбителем, если б не нашел противоядие. Весь вечер этого дня ушел на изготовление прехитрого устройства. В итоге из-под паяльника родились: радиомикрофон, небольшой усилитель и ма-асенький генератор речевых эффектов, типа ревербератора.
В 23:00 160 ватт возвестили всему дому о том, что «Радио Шансон» живет и процветает.
В 23:45 я закончил пайку последней платы и начал настройку всего хозяйства.
В 00:15 какая-то шансоньетка известила всех соседей, да и весь дом о том, что она — «дочь камергера, черая мышь и летучая моль».
В 00:22 … В 00:22 ЕГО музыкальный центр заговорил живым голосом робота с металлическими нотками в голосе. Из динамиков раздалось:
«Уважаемый хозяин!!!!
Центр искусственного интелектуально-логического контроля музыкального центра «GNUSMAS LJ4100» приветствует Вас!!!!
Прослушайте экстренное сообщение о работе системы: Вы вывели Ваш новый музыкальный центр GNUSMAS LJ4100″ на предельный режим работы.
Сообщаю Вам, что если выходная мощность не будет убавлена, то через 145 секунд произойдет перегрев и пробой транзисторов выходного каскада усилителя.
Что повлечет за собой выход усилителя из строя.
Эта ситуация не является сервисной, и негарантийный ремонт будет произведен исключительно за Ваш счет».
…В 00:22:30 громкость песни была снижена настолько, что я даже не услышал, кто же там следующий за этой «черной молью» поет…. Музцентр соседа играл ти-и-ихо… Практически неслышно… И наконец-то можно было спокойно уснуть…
…Так прошло две ночи…. Я думал,до него дошло и теперь все соседи будут спать спокойно..
Наивный…
…Прошло две ночи. На третью ночь дом привычно содрогнулся под позывные «Радио Шансон».
Я понял, что юный друг догадался позвонить в московский сервисный центр фирмы «GNUSMAS», где ему сказали, что разговаривающих логически-интеллектуальных музцентров они еще не навострились делать.
Конечно, был у меня соблазн еще раз выйти в эфир на этой частоте и заявить голосом музцентра о том, что ему достался опытный образец с интеллектом, но… Это было бы повторение события, а повторять два раза я не люблю. Поэтому весь следующий вечер я опять провел в окружении радиодеталей и канифольного дымка от паяльника…
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: «НЕ СЛЫШНЫ В САДУ ДАЖЕ ШОРОХИ»
Краткое содержание первой части: ДОСТАЛ….
Итак, мой сосед пришел к выводу, что искусственного интеллекта в музыкальных центрах пока что еще не существует. Ну что ж, индюк тоже думал…
Весь следующий вечер я провел с паяльником и дымком канифоли. В итоге из-под жала паяльника родилось нечто, которому я присвоил условное название «Спокойной ночи, малыши».
Заметьте, я с самого начала не хотел ничьей крови, поэтому поначалу обходился безобидными штуками. Итак, на этот раз был приготовлен особый сюрприз.
Здесь следует заметить, что дом наш — довольно старый, и вся электроразводка сделана на уровне ученика первого курса ПТУ — на каждую квартиру идут два автомата-пакетника («пробки»). Один — на освещение, другой — на розетки.
В шесть часов утра, я, яко тать в нощи, прокрался к распределительному электрощитку на лестничной площадке и повесил на его розеточный пакетник жучка. Жучок этот был довольно безобидным и представлял из себя всего лишь обычный таймер, управляющий электроцепью. То-есть, в заданное время он обесточивал цепь, а во второе заданное время ее опять включал.
Догадались? Именно! В 23:00 отключить, в 05:00 — включить. Тут никакого интеллекта не надо. Знай себе, железяка, время считай, да релюшкой пощелкивай. Естественно, он был тщательно замаскирован в паутинно-пыльных глубинах щитка.
В этот вечер у моего соседа появились первые догадки о том, что «что-то здесь не так»: ровно в 23:00, когда его пальцы уже тянулись к кнопке «Power» на панели «Gnusmasa», мой жучинушка включился и.. правильно, обесточил все розетки в его квартире. Из-за стены раздался крик лосося во время брачного периода… Не знаю, что было дальше — я спокойно заснул. Как и все соседи в радиусе трех квартир вверх, вниз, вправо и влево от эпицентра лососевого нереста.
О дальнейшем развитии событий я узнал только на следующий вечер, возвращаясь с работы, от бабушек, живущих на лавочке у подъезда. Знаете, этакий дворовый трибунал, знающий всё и обо всех. Так вот, этот лосось нерестовый, эта килька брачная, ломанулся на лестницу, пощелкал пакетником безрезультатно и помчался в диспетчерскую нашего ЖЭКа. Естественно, дежурная встретила его в полночь с распростертыми обьятиями, пообещав прислать электрика «как только так сразу».
Как Вы уже поняли, в 06:00 мой жучок все включил обратно, в 08:00 пришел электрик, косо посмотрел на подзащитного и потребовал на фуфырь за ложный вызов.
На следующий вечер все, естественно, повторилось. В 23:00 розетки отрубились, лосось издал нерестовый рев и ломанулся в ЖЭК.. Там с него потребовали справку из ПНД, но пообещали ещё раз прислать электрика. Электрик пришел в 08:00 и… Получил еще раз на фуфырь за ложный вызов.
На третью ночь все повторилось, как по-писаному. На этот раз электрик задумался, и пообещал разобрать весь дом на составляющие панели, пока не докопается до причин сего уникального природного явления. Дальше играть в таймеры было бессмысленно, и рано утром я его снял.
Наверняка среди Вас есть люди, помнящие старые добрые времена застоя, когда радиостанции типа «Свобода», «Голос Америки», «Немецкая волна» в СССР слышны были, но сквозь жуткий вой и писк — глушили-с…
Собрать генератор «белого шума» — дело пустяковое.
И вот: очередной вечер, 23:00, «РА-А-А-АДИО-О-О ШАНСО-О-ОН!!!» И сразу после этого — «П-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш-Ш»…
…Нет, я думал — до него дойдет…
Недолго пришлось мне поспать — оказалось, что у этого товарища музыкальные пристрастия не ограничиваются одним блатняком. Он спокойненько перенастроился на «Наше радио», и в ТРИ ЧАСА ночи я был разбужен донесшимся до меня из-за стенки гласом небесным, показавшимся мне надежнейшим рецептом: «Хочешь, я убью соседей, что мешают спать?!». «Всё», — подумал я, спасибо за предложение. Теперь я знаю, что делать. С этого момента партизанская война перешла в стадию войны позиционной.
Кстати, знаете, что делали белорусские партизаны? Они намазывали рельсы солидолом, и фашистские эшелоны с продовольствием тормозили только во Владивостоке…
Ну, заглушил я ему «Радио Шансон». Так он, гад, на другую частоту настроился. Я что, теперь, всю ночь буду за ним по всему диапазону гоняться? Пяльник в руки, моток медного провода на шею, и на следующий вечер был готов ма-а-асенький контур. Представьте себе, что Вы — в темной комнате, Ваши глаза привыкли к темноте, и в это время Вам по глазам — из прожектора!
Вот это самое я проделал с тюнером его «Gnusmasa» — простенько, но со вкусом, тихо и печально поднес контур к стене, за которой располагался этот вражеский «Gnusmas», перекрестился, сплюнул и врубил….. Конечно же, как и рассчитывал, спалил ему входной каскад. То-есть, приемник ну ничегошеньки не принимает, потому что не может. Я-то думал, он его в сервис-центр оттащит, пока то да сё, пока починят- неделя спокойного сна гарантировна…
… Наивный…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *